Михаил Жванецкий 
Анекдоты о женщинах.Женские байки.

Из Михаила Жванецкого

Советское время, будь оно проклято, было счастливым от того, что мозги
у всех были свободны.

Полдня за молоком.

Полдня за мясом.

Стой свободно, расслабленно.

Пять минут -- шаг вперед.

Думай, читай, учись.

И ты не один.

Ты движешься по общему маршруту.

Жена знает, где ты, ты знаешь, где она.

Этот отдых для мозгов назывался "очередь".

Первое добровольное построение советских людей в затылок друг другу.

Следующий отдых для мозгов -- собрание.

Поднять! Укрепить! Создать!

Два часа свободного времени.

Тренируй кисть, сжимай мячик.

Тяни под столом ногами эспандер.

Курилки битком.

В туалетах примерочные.

В комнатах настроение.

Кто-то входит в отдел -- все животом ящики задвигают.

В ящиках -- рюмашка, огурчик, детектив.

Мозги свободны.

И советские труженики не боялись тонкого юмора и сложных стихов
литературы, произнесенных со сцены вслух.

В политике ясно.

Великое противостояние двух систем: всеобщего равенства и низкой
производительности труда, с одной стороны, и вопиющего неравенства и

большой производительности труда, с другой.

И в пику обществу потребления нами было построено общество борцов за
справедливость.

Общество борцов пело, читало и защищало диссертации, время от времени
испытывая нужду в продуктах питания. Но это считалось для борцов
естественным состоянием.

Как волны, накатывались поэты и барды на скалистый берег коммунизма и
откатывались, крупновспененные и шумные.

Снова собирались, сочиняли и снова с грохотом и гулом под овации
налетали на скалы грудью, ногами, лицом.

С коммунизмом боролся каждый. От первого секретаря ЦК до дворника,
только что защитившего диссертацию.

С песнями и стихами было хорошо.

Еды не было по-прежнему.

Не давалась борцам еда.

Не давалась одежда.

Все гордились низким заработком и тайгой.

Коммунизм надо было строить, а капитализм строить не надо было.

Он там сам (или сам там) возник на основе дикой конкуренции и
неимоверного труда.

Там платили за все, что продавали.

Отчего было много продуктов и товаров.

"Гнусные торговцы!" -- кричали им борцы и пели хором.

Там не пели просто так и в лицо друг другу.

Там продавали хоры и покупали голоса.

Петь просто так было убыточно.

Физики у них не шутили, а клепали бомбу, секреты которой продавали нам
их шпионы.

Их шпионы хотя и были поклонниками нашего строя, но жить у нас не хотели.

Наши тайны там шли плохо.

Один автомат. Один самолет.

Стихов не брал никто.

Юмор не переводился.

Наши, побывавшие там, возвращались, обвешанные транзисторами и
сандалиями, долго и туманно говорили об отсутствии свободы,

не уточняя где, а ночью слушали транзистор.

Постепенно привлекательность вещей стала расти, особенно среди наших
женщин,-- этой черной силы, всегда предающей интересы мужчин и

выбивающей из них волю и непреклонность.

Мужчины в ногах валялись у властей, чтоб поехать и привезти
какую-нибудь вещь и косметику.

Противостояние стихов и косметики продолжалось долгих семьдесят лет.

И женщины победили.

Они перестали петь, начали красить щеки и ресницы.

Мужчины отбросили гитары и сели за руль.

Дети выбросили книги и ударили по кнопкам.

Ученые стали продавать, не изобретая, свое тело и мозги.

Спортсмены поменяли массовость на отъезд с продажей мастерства и мышц на Запад.

Газеты перестали думать над фактами и стали торговать фамилиями.

Секс стал покупным, прозрачным и отделился от любви.

Словами: "Хотите заняться сексом или поедим?" -- встречают гостей в
приличных домах.

Книги стали читаемо-выбрасываемые.

Их жизнь, как у всего продажного,-- одна ночь.

Задачей искусства стало освобождение мозгов.

Уже видно, как в зрительном зале освобождается организм от наболевшего
и пережитого.

Это хохот. И кто осудит...

Шахматы сверху опустились вниз и расчертили жизнь на риск и расчет.

Богатые перестали спиваться -- риск велик.

Итог жизни в сорок лет. Расцвет итога в семьдесят.

В сорок лет денег нет и не будет. В тридцать лет таланта нет и не будет.

Пошла торговля.

Мы им продаем то, что горит, то есть водку и нефть.

Они нам -- то, что едят и смотрят, то есть продукты и кино.

С едой по-прежнему не идет, не мычит и не телится.

Почему у нас с едой не сложилось?

Господи! Меняются уклады, а голод стоит неподвижно, как Кремль посреди страны.

Уже и душевные враги-евреи в пустыне выращивают и выкармливают, а мы
все объясняем и выясняем, почему жрать нечего.

И кто был виноват в XIX, XVIII, XVII, XVI веках и ниже, вплоть до мамонта Феди.

Сейчас все уселись вдоль трубы и запели.

"Качает!" -- поют аборигены.

"Течет-течет!" -- танцуют аборигены.

И так, с танцами и песнями, провожают каждый баррель.

И слово какое пенистое!

Теки-теки, дерьмо зеленое...

Продаем из-под себя!

Под названием "энергетическая сверхдержава".

Оттуда деньги в мешках передают нам, но не дают потратить, чтобы мы не
распухли и не упились.

Сидим мы, смотрим, как деньги в мешках свою ценность сохраняют, а мы
свою теряем в плохо пригнанной одежде.

Старики и старухи, как и их песни, со следами былой красоты, мало едят
и уже не рассчитывают ни на государство, ни на своих детей, безумно
занятых мозгами.

Родители уже не помогают в юности и не мешают в старости.

Они нужны только для зачатия.

С помощью детского питания и компьютера с родителями покончено в малолетстве.

В странах потребления их грузят в автобусы, и они ездят отдельно от людей.

В странах ископаемых старики ходят по базару и все прицениваются,
прицениваются, прицениваются, прицениваются и не могут прицениться.

А мозги в правительстве работают очень напряженно -- как обойти трубой
настырного соседа. Как газом усмирить зарвавшийся электорат. Как
сделать всю еду нахала холодной и сырой.

Интеллектуальный низ страны по партиям и капиллярам лезет вверх, в
парламент, за мигалкой.

-- Мигалку дайте поносить!

Снял с крыши -- замигала в глазах.

Потушил в глазах -- замигало в руках.

Потушил в руках -- замигало в штанах.

Без подмигивания -- не жизнь.

Жизнь взялись делать заново.

Делаем, как умеем.

Сделаем, снимем брезент, боюсь, опять получится советская власть, в душу ее!

Или то, что мелькнуло на Кутузовском проспекте,-- грязный "роллс-ройс"
с мигалкой...

Интересная смесь!



Мои гороскопы

Овен
Овен
Весы
Весы
Телец
Телец
Скорпион
Скорпион
Близнецы
Близнецы
Стрелец
Стрелец
Рак
Рак
Козерог
Козерог
Лев
Лев
Водолей
Водолей
Дева
Дева
Рыбы
Рыбы
Календарь
19 октября 2017 года
Смотреть
  • Даты
  • Праздники
  • Именины
  • События
  • Приметы